«О французской земле я знаю все!»

«О французской земле я знаю все!»

Специалистов широкого профиля по ландшафту, экологии, окружающий среде, занимающихся созданием пейзажа и приведением в порядок территории, во Франции не так много.

А по региону Средиземного моря — и того меньше.

Предположить, что одним из них является русская москвичка — практически невозможно. И тем не менее это так.

Вот уже более 8 лет, с 2007 года, Ольга Герэн является управляющим директором и главным инженером-территориалистом фирмы STREAM D (La Bouilladisse, Bouches-du-Rhône), специализирующейся в области ландшафта, окружающей среды и экологии.

Так как Ольга несколько лет проработала в профессиональной ассоциации ENERPLAN по солнечной энергии и отвечала за развитие проектов во Франции и Европе, сегодня она считается одним из компетентных консультантов по солнечной энергии и возобновляемым источникам энергии в том числе.

Давайте знакомиться!

Ольга, расскажите о себе, как давно Вы живете во Франции?

С 13 лет. Мой отец работал в Париже по дипломатической линии. Когда мне исполнилось 17, родители вернулись в Москву, а я осталась во Франции одна, так сказать, «выбираться». Что ж, неплохая жизненная школа. Я как раз окончила школу и поступила на биофак, потом на экологию, а затем, спустя несколько лет, на ландшафтный дизайн.

Почему Вы выбрали именно биофак? Кто-то в семье был биологом?

Нет, просто я влюбилась в биологию, хотя мне прочили журналистику, филологию, экономику и уговаривали поступать в МГИМО или другие престижные вузы. Но я твердо решила, что пойду на парижский биофак. Биофак, правда, закончился довольно быстро — после трех лет учебы я поняла, что все уже про биологию знаю. Тогда, в начале 90-х появилось новое направление — экология, и на учебу брали студентов с географическим либо биологическим образованием. Таким образом я смогла перейти на специальность по защите окружающей среды. А потом было еще интересней. Доучившись на инженера-мастера по экологии, я подумала, что из меня вышел бы неплохой лингвист или актриса… Настал момент определиться, кто же я на самом деле и чего хочу делать в жизни.

Так я окончательно остановилась на новой специализации ландшафтного дизайнера. Заметьте, я приобрела очень интересную профессию — не просто ландшафтный дизайнер, а специалист именно в области средиземноморского региона. Правда, сегодня это не важно, мы за столько лет работаем по всей Франции. Например, благодаря сотрудничеству с департаментом Ивелин даже стали лауреатами европейской премии Лайф +.

Читайте также  Продажи недвижимости во Франции снижаются. Эксперты полагают, что тенденция обусловлена несколькими причинами.

Как Вы попали в Экс-ан-Прованс? Это было связано с личной жизнью?

Нет. Мне очень захотелось попасть на учебу по ландшафту именно сюда, в Экс-ан-Прованс, и мне повезло, что мой муж вследствие профессиональных причин смог последовать за мной.

Каким образом вы начали работать с русскими?

Случайно, через знакомых ко мне обратился известный российский артист за помощью именно тогда, когда я только открыла собственную фирму, и я начала работать над его проектом. Затем благодаря сарафанному радио обо мне прошел слух как о хорошем русском специалисте с бетонным французским образованием. Кроме этого, меня начал рекомендовать один партнер, переехавший жить и работать из Марселя в Ниццу. Он занимался отделкой домов — я брала на себя все работы по ландшафту.

Я надеюсь на свой большой опыт. Например, приходилось делать серьезные масштабные проекты по 340 га для установки солнечных батарей с выработкой 96 мегаватт солнечной энергии. Заказчик, правда, до сих пор борется за этот проект, блокируемый различными ассоциациями. Так вот, над этим проектом я работала в течение двух лет по 17 часов в день. Речь шла не только о ландшафтных проектах, но и о полной обзорной программе, включающей экологию, экономический и человеческий фактор, а также технологические факторы. Под этот огромнейший проект мы разработали 5 различных ландшафтных вариантов, пытаясь вписать его в наш нынешний образ жизни. В принципе, за 8 лет работали над различными индустриальными проектами от 2 до 340 га.

Какой проект запомнился как самый оригинальный?

Таких было три, и шли они одновременно. Мы работали в центре Франции. Среди неимоверной красоты местного пейзажа нужно было выстроить новый ландшафт, и мысли приходили сами собой. А из частных запомнился благоприятный проект в Босолей с одним архитектором из Москвы. Как мы нарисовали, так все в точности и было сделано. Я в первый раз в жизни удостоверилась, что все задуманное по рисунку и планировке осуществилось. Мораль: для меня важно знать изначально, что именно заказчику нравится.

Читайте также  Вопрос актуальный: продавать или не стоит?

Важно также, в каком городе, каком квартале расположен объект. Каждый проект я рассматриваю на 3 уровнях — региона, города и конкретного участка — и решаю, как его оптимально вписать в местность.

Бывает ли такое, что заказчики просят сделать неосуществимое, например, посадить экзотические деревья или растения?

В моей практике такого не было. Обычно все прислушиваются к моему мнению. Были, конечно, абсурдные предложения по поводу того, какое покрытие положить вокруг дома — это ведь тоже входит в ландшафт. Наши соотечественники очень любят мрамор или доломит, который, на мой взгляд, абсолютно не вписывается в современные представления европейского пейзажа.

Ольга, кто Ваши заказчики?

На 80% — крупные французские индустриалы, остальное — частные лица, в основном русские. С ними интересно работать, но сложно. Много капризов и по семь пятниц на неделе. Хотя сами проекты бывают оригинальными и им нравятся.

Несмотря на то, что я давно живу во Франции, постоянно общаюсь с русскими — летаю в Москву к родственникам, встречаюсь с соотечественниками по всей Франции, у меня остается клише: «дипломатская дочь». Благодаря этому и сживаемся с клиентами.

Сколько у Вас было русских частных проектов?

Несколько русских проектов от 7 до 40 соток. Насколько принципиально это важно, если это — моя отдушина, несмотря на индустриальные проекты?

Расскажите, как складывается ваша работа?

Очень просто. Мы приезжаем на объект, осматриваем его несколько раз, потом выслушиваем пожелания клиента, чтобы понять его концепцию, и пишем проект. Если нужно что-то дополнительно обсудить, приезжаем еще и уточняем в деталях. Затем предлагаем как минимум два варианта предпроекта. Естественно, начинаем с предварительной диагностики территории, чтобы понять, что лучше всего подойдет. И только после этого начинается сам проект. Обычно пишется два тома.

У Вас большая команда специалистов?

Со мной работает группа из нескольких человек, но я всегда сама определяю, нужна ли мне помощь и чья конкретно. Я очень люблю работать с одним из своих партнеров — молодым, опытным профессионалом.

Вы старожил и знаете все о местной земле, поделитесь своими наблюдениями.

Живя на юге с 1999 года, досконально узнала о здешнем климате и все мне понятно. Не случайно французы постоянно спрашивают моего совета. К тому же я постоянно тренируюсь на своих 20 сотках, и если у меня руки не в земле или огороде, то мне просто плохо…

Читайте также  Airbnb удваивает туристические налоговые платежи

Земля здесь благодатная?

Нет, не очень, и в районе Ниццы и Канн — тоже сложная почва. В нашем районе — известняк, а в Каннах и Ницце — вулканические породы. В зависимости от региона наблюдаются оползни и постепенное разрушение вокруг построек. В Варе и Бушдюрон более кислая земля, соответственно нужно подбирать растения под эту почву и постоянно их удобрять и ухаживать. Хорошие газоны — это отдельный разговор. В нашей местности все выстроено по системе «рестанок» (террас), что способствует оползням. До 50-х г. на рестанках выращивали виноградники и оливковые, а после массового исхода жителей из деревень в города все эти территории оказались полузаброшенными. Как ни крути, мы находимся в предгорной местности. Остается выкручиваться.

А по поводу цветов, что лучше сажать?

У меня слабость к весенним эфемерным садам обязательно с луковичными — нарциссами, тюльпанами. Весной в течение 2 месяцев, как только природа просыпается, раскрывается вся эта прелесть.

А летом можно поиграть и с цветущими, и с кустарниками. Все зависит от того, что вы любите, на ваше усмотрение. С кактусовыми мы тоже работали.

В этом году на побережье массово стали засыхать большие роскошные пальмы, что произошло?

На них напала пальмовая бабочка. Стоит просто ежегодно опрыскивать ствол. Во Франции для этого существуют специальные службы технических специалистов.

Что еще грозит местным растениям?

Мороз. В 15-20 км от моря зимой наблюдается минусовая температура. Я живу в 20 км от моря, и у нас в бассейне порой образуется лед по 10 см! При этом у моря температура остается плюс 10-15 градусов. Предгорье задерживает теплый воздух, исходящий от моря, поэтому в наших краях от мороза апельсиновые и прочие фруктовые деревья мы заматываем пленкой.

Насколько я поняла, к Вам всегда можно обратиться за советом по саду?

И даже за проектом. Конечно, не стесняйтесь, звоните!

Ландшафтные проекты начинаются зимой или летом, поскольку приводим их в дело мы с нашими партнерами исключительно осенью или весной.